Олег Чанов прокомментировал уровень корпоративного управления в Беларуси


В последнее время корпоративное управление неизменно становится одним из вопросов становления. Это закономерно. Какие бы нормативные акты ни принимались, инвестиционный климат в Беларуси, как и в любой другой стране, зависит от наличия полноценной системы корпоративного управления, позволяющей инвесторам ощущать себя комфортно, менеджменту — нормально общаться с акционерами, а последним — иметь понятные взаимоотношения с компаниями, государством и т.д. О том, как должны складываться эти отношения, рассказывает партнер консалтинговой компании EnterInvest Олег ЧАНОВ.

— Олег Владимирович, что является основной целью корпоративного управления?

— Это обеспечение сбалансированного взаимодействия в рамках деятельности компании разных групп влияния: менеджмента, акционеров, иных заинтересованных лиц. Эффективно организованное корпоративное управление позволяет избегать ущемления интересов заинтересованных сторон, разрешает конфликты между интересами менеджмента и акционеров. В конечном счете оно способствует построению правильных стимулов для совместного развития компании всеми заинтересованными группами.

— Из чего складывается структура корпоративного управления современной компании? Какие факторы влияют на нее?

— Структура корпоративного управления включает несколько уровней. Каждый из них обладает определенным и прописанным в соответствующих документах набором прав и обязанностей в части управления компанией. Стандартная структура, как правило, включает общее собрание акционеров, совет директоров, комитет по аудиту, правление, комитеты при правлении.

Сложность и организация корпоративной структуры управления зависят от таких факторов, как масштаб и сложность бизнеса, количество и «качество» собственников, требования законодательства, квалификация менеджмента.

— Какие проблемы корпоративного управления характерны для белорусских предприятий?

— Говорить о проблемах в этой сфере можно тогда, когда в обществе есть сформировавшиеся культура и класс инвесторов, в первую очередь миноритарных, интересы которых должны быть защищены. У мажоритарного собственника, как правило, нет проблем с менеджментом просто потому, что он сам его назначает. Естественно, менеджмент проводит политику в его интересах. В Беларуси класс миноритарных инвесторов практически отсутствует. В тех компаниях, где они имеются, чаще всего существует формальная структура корпоративного управления, однако его органы, как правило, не являются выразителями интересов миноритариев и не учитывают их мнение. В этом и есть проблема.

К сожалению, наше законодательство не дает миноритариям возможностей реального влияния на менеджмент и мажоритарных акционеров.

— Как складываются у нас сегодня взаимоотношения между собственниками компаний и наемными менеджерами?

— В основном наемные менеджеры в Беларуси являются выразителями интересов собственника, и поэтому конфликты между ними случаются нечасто. Основная проблема собственников состоит в правильном построении системы мотивации для менеджмента с тем, чтобы эффективная работа компании стала основным фактором заработков для всех. Есть вопросы, связанные с противоправными действиями менеджмента по выводу средств из компании, однако они могут быть решены созданием грамотной структуры финансового контроля, не подчиняющейся менеджменту. Эти две проблемы, помимо отсутствия класса миноритарных инвесторов, являются у нас в стране типичными.

— Пять лет назад Минфин Беларуси утвердил примерный свод правил корпоративного поведения. Как, на ваш взгляд, он действует, что помогает или мешает его выполнять?

— Наиболее эффективным механизмом решения проблем корпоративного управления является принятие соответствующих законов, четко регламентирующих права всех групп интересов и на деле обеспечивающих их защиту. Это путь, который доказал свою эффективность во всем мире. Любые положения, которые носят рекомендательный характер, как показывает практика, не работают. При этом важную роль играет формирование развитого класса инвесторов в стране, которые осознают, что такое инвестирование, и сознательно действуют в защиту своих интересов.

— А как узнать — придерживаются в компании базовых принципов корпоративного управления или нет?

— Если это не публичная компания, то проверить выполнение основных принципов корпоративного управления достаточно сложно, если только собственники или менеджмент не будут достаточно открыты для обсуждения этой темы. Для публичной компании наиболее точный индикатор — содержание публикуемых корпоративных документов, соблюдение правил раскрытия информации, своевременная публикация требуемых документов в открытом доступе. Если из отчетности невозможно понять, что происходит в компании, кто ей руководит, почему совершались те или иные крупные сделки, либо вообще нет информации о них — это все сигналы того, что в компании есть проблемы с корпоративным управлением.

— Специфика нашей страны — значительная доля государства во многих компаниях. Как это влияет на корпоративные отношения и управление?

— Государство в такой ситуации не очень нуждается в корпоративном управлении. Не секрет, что многие компании несут финансовую нагрузку, которая может не иметь никакого отношения к их основной деятельности. Также есть вопросы специфического ценообразования в ряде отраслей, не слишком способствующего максимизации прибыли компании. Раскрытие такой информации, как правило, не затрагивает никого, кроме миноритариев. А значит, существует противоречие интересов.

Управление этим противоречием — достаточно сложная задача. При этом сейчас не очень заметно, чтобы кто-то активно занимался ее решением.

— Обеспечивается ли сегодня в белорусских компаниях корпоративная безопасность бизнеса методами корпоративного управления?

— Корпоративная безопасность бизнеса является целью не корпоративного управления, а соответствующих подразделений и органов управления компанией. Система корпоративного управления в своем эффективном варианте обеспечивает взаимосвязанную совместную работу этих подразделений. А если не обеспечивает, то бизнес становится уязвим к, мягко говоря, некорректным действиям определенных групп.

— Важной частью корпоративного управления считается система внешнего и внутреннего контроля. Как вы оцениваете их уровень в нашей стране?

— В Беларуси есть хорошие специалисты в этой области. Вместе с тем система внутреннего контроля часто находится в зависимости от менеджмента, что влияет на цели и задачи ее деятельности. Система внешнего контроля государства обеспечивает хороший его уровень, однако он носит выборочный характер и решает задачи государства.

Система внешнего контроля со стороны миноритарных акционеров де-факто отсутствует, а значит, у нас есть только отдельные элементы системы корпоративного управления, которые не позволяют достигать целей, которые ставятся перед этой функцией.

— В корпоративном управлении за рубежом важное место занимает независимый совет директоров. Соответствует ли роль этого органа в белорусских АО мировым стандартам? Как перейти от института представителей государства в составе совета директоров к независимым директорам?

— Институты независимых директоров и совета директоров являются эффективными инструментами корпоративного управления, признанными в развитых странах. Отраслевые эксперты с международным опытом и независимые консультанты зачастую могут привнести свежий взгляд и беспристрастно оценить те или иные действия менеджмента компании. К сожалению, в Беларуси эти инструменты находятся в зачаточном состоянии и далеки от мировых стандартов.

Присутствие представителей государства в составе совета директоров объясняется в большинстве случаев бизнес-моделью предприятий, в основе которой находятся потребности в лоббистской поддержке. Поэтому переход к независимым директорам будет происходить параллельно с перемещением белорусского бизнеса (главным образом государственного) на рыночные рельсы, когда угрозы глобальной конкуренции будут сильнее влиять на финансовые результаты.

Беседовала Оксана КУЗНЕЦОВА