Олег Андреев, управляющий директор департамента инвестиционного банкинга компании EnterInvest, проанализировал новый Закон об инвестициях с точки зрения решения важнейших проблем инвесторов в нашей стране.

C 24 января 2014 года в Беларуси вступил в силу закон об инвестициях, который был одобрен белорусским Парламентом еще 28 июля 2013 года. За указанный промежуток времени был проведен доскональный анализ всех преимуществ и недостатков этого правового акта, а также сравнение его с действовавшим на протяжении практически 13 лет инвестиционным кодексом Республики Беларусь.

Данный закон разрабатывался при непосредственном участии представителей Международной финансовой корпорации (Группа Всемирного Банка). Это сотрудничество, а также итоговый результат должны были продемонстрировать как иностранным, так и отечественным инвесторам стремление белорусского Правительства расширять сотрудничество с ними на понятных и прозрачных принципах в соответствии с международными стандартами и гарантировать их права. Согласно идеям авторов, принятие Закона должно было подвести определенную черту под непростыми отношениями между инвесторами и госорганами Республики Беларусь, особенно на фоне череды скандалов, разгоревшихся вокруг фактической национализации ОАО «Коммунарка», СОАО «Спартак», ОАО «Сукно».

Олег Андреев, управляющий директор департамента инвестиционного банкинга компании EnterInvest, проанализировал новый Закон с точки зрения решения важнейших проблем инвесторов в нашей стране.

- Новый документ ожидался четким ответом на многочисленные вопросы действующих и потенциальных инвесторов, которые на свой страх и риск готовы вкладывать деньги в экономику Республики Беларусь с целью извлечения прибыли. Закон должен был развеять страхи и сомнения. А что на сегодняшний день вызывает наибольшие опасения у инвестиционного бизнеса?

Во-первых, постоянно изменяющееся белорусское законодательство, предполагающее введение «прогрессивных», на взгляд авторов, новаций даже задним числом. К таковым можно отнести меры по повышению доходов населения, внезапные ограничения на экспорт/импорт, директивное поддержание ассортимента продукции белорусского производства в розничных сетях, изменения в сфере регулирования банковской и иной финансовой деятельности и пр. Новый закон имеет массу ссылок на прочие законодательные акты и не дает полной картины защиты прав инвесторов в Беларуси, что порождает необходимость снова и снова отслеживать изменения в целом ряде иных документов.

Во-вторых, сложность на равных отстаивать права инвестора в разбирательствах с государственным бизнесом или государственными учреждениями. Новый Закон, с одной стороны дает возможность защищать права инвестора в Международном Центре по урегулированию инвестиционных споров. Но с другой стороны предлагает слишком «обтекаемую» формулировку в сфере национализации, которая «возможна только по мотивам общественной необходимости и при условии своевременной и полной компенсации стоимости национализируемого имущества и других убытков, причиняемых национализацией». Ни порядок расчета компенсации, ни детализация «мотивов общественной необходимости» в Законе не приводятся.

В-третьих, отсутствие четкой государственной политики в сфере привлечения инвестиций. В этом смысле, не определены приоритетные направления для вложения капитала. Кроме того, нет внятной политики по приватизации, хотя до сих пор до 70% ВВП страны формируется за счет предприятий, которые напрямую, либо косвенно контролируются государством.

Между тем, данный Закон уже вводит абстрактные ограничения на осуществление инвестиций, которые еще больше увеличивают растерянность. Так, настоящим Законом определяется, что «Ограничения при осуществлении инвестиций также могут быть установлены на основании законодательных актов РБ в интересах национальной безопасности (в том числе охраны окружающей среды, историко-культурных ценностей), общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц».

Нестабильная ситуация в белорусской экономике: повторяющаяся девальвация национальной валюты, высокий уровень инфляции и пр.
Кризис 2011 года существенно подорвал доверие к белорусской экономической модели не только у населения, но в первую очередь у инвесторов. Огромный ущерб был нанесен стабильности банковской системы Беларуси и репутации Национального Банка Республики Беларусь, когда действующие инвесторы были вынуждены (и до сих пор это делают) докапитализировать дочерние банки для выполнения требований регулятора. Именно по этой причине, подавляющее большинство системообразующих банков, несколько лет назад несут убытки по стандартам МСФО. После событий 2011 года белорусская экономика была признана гиперинфляционной и страна оказалась в 7-й группе риска по классификации ОЭСР (наряду Афганистаном, Конго, Эфиопией, Ираком, Косово, Ливией, Украиной и пр.) со всеми вытекающими для экономики и доверия со стороны инвесторов последствиями. В принятом Законе должны были быть прописаны в первую очередь механизмы защиты прав инвесторов именно от таких событий. Но их нет.

Единственным прогрессивным шагом Закона можно считать то, что в нем, впервые введено равенство между национальным и иностранным инвестором. До сих пор, в качестве возможных инвесторов, почему-то допускались лишь нерезиденты.

В остальном, принятие и имплементация Закона никоим образом не повлияет на изменение инвестиционного климата в Беларуси и не скажется на инвестиционной привлекательности страны. Документ не стал прорывным и не внес принципиальных изменений в действующую систему взаимоотношений. В очередной раз были обозначены и задекларированы лишь намерения.